Слабый юань в государстве в период решительной индустриализации и урбанизации содействовал росту трудоемких производств, однако при достижении определенного уровня индустриализации занижение курса юаня стало препятствовать развитию экономики.

В аналитической записке обозначено, что в государстве настоящий валютный курс «все равно укрепляется, однако под действием не менее высоких темпов поднятия цен (заработных плат — из-за конкуренции за труд со стороны неторгуемого сектора)».

Слабая валюта является источником дотаций для низкопроизводительных областей и не дает возможность ресурсам передвигаться в не менее производительные и капиталоемкие сектора, заключают эксперты. Когда заниженный курс юаня помогал росту индустриализации и росту производств, власти страны придерживались такой политики, однако как только в ней пропала потребность, от слабой валюты отказались.

Официальный курс доллара на 15 мая 2017 составляет 57,16 руб., курс евро на сей день равен 62,09 руб. Баррель нефти марки Brent стоил около $50,8.

2-ой потенциальной угрозой авторы записки называют низкий потенциал роста при появлении демографических ограничений.

От такой политики могут выиграть трудоемкие области с низкой производительностью, например, сельское хозяйство. В данном отличие РФ от Китая, где спрос на труд удовлетворялся приростом населения и урбанизацией. Из-за этого Пекину удалось наращивать экспорт товаров во вред росту потребления. Ослабление государственной валюты делает два эффекта, действующие на факторы производства (труд и капитал).1-ый эффект проявляется в том, что заработные платы в производстве торгуемых товаров становятся ниже в сопоставлении с иными странами. Тут можно наглядно видеть отражение структуры экономики. Однако от этого страдают металлургия, энергетика и в общем области, требующие вложений капитала.

Таким образом, появилось противоречие — поддержка обычных областей мешала росту капиталоемких, другими словами не менее высокотехнологичных. Так объясняется, что низкий курс юаня помог на первоначальном этапе Китайская республика справиться с неувязками индустриализации и скорого роста предложения труда. Об этом сообщается в аналитической записке департамента исследований и прогнозирования Банка Российской Федерации, которая размещена на сайте регулятора.

Наконец, четвертый риск — потенциальный рост технологического отставания. В итоге создаются условия, когда слабый руб. приводит к тому, что в большем выигрыше оказываются трудоемкие производства. Кроме того, считают они, существует риск, что рост производства в случае занижения курса валюты окажется неустойчивым и не приведет к росту благосостояния.

Эксперты соглашаются с тем, что занижение курса валюты может побудить рост производства, но считают, что такой рост производства не повлечет за собой роста благосостояния работников данного производства.

Пробуют ли власти ослабить руб.?

«Политика слабой валюты тормозит рост производительности труда». Но в руководстве не один раз объявляли, что руб. «переукреплен». По утверждению руководителя Минэкономразвития Максима Орешкина, ослабление нацвалюты случится уже во втором-третьем квартале нынешнего года.

Минэкономразвития в своем базовом сценарии ждет ослабление курса рубля к концу нынешнего 2017 года до 68 руб./долл. при понижении цен на нефть до $40/барр. и ослабления до 62 руб./долл. при сохранении не менее высоких цен на нефть.

В конце апреля президент Владимир Путин объявил, что власти ищут рыночные меры воздействия на курс рубля и постараются снять сомнения экспортеров о его укреплении. Воздействие оказал только недавний комментарий президента В. Путина, добавляет он. Словесные интервенции оказывают только кратковременный эффект, соглашается главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

ЦБ попытки занижения валютного курса за счет операций на рынке чаще


Читайте также

You have no rights to post comments

Подписаться

Вход на сайт

Мы в соц.сетях

 
Яндекс.Метрика